Виды туризма в ЯНАО


Историко-познавательный туризм

Историко-познавательный туризм

Вековые обычаи аборигенного населения, их традиционная самобытная культура, формировавшиеся в суровых климатических условиях – особенная страница историко-культурного наследия Ямало-Ненецкого автономного округа. Визитной карточкой Ямала является Ямало-Ненецкий окружной музейно-выставочный комплекс им. И. С. Шемановского, который совсем недавно отметил 100-летний юбилей. Это главная достопримечательность столицы Ямала – Салехарда. Осенью 1906 года в селе Обдорском (ныне г. Салехард) благодаря настоятелю Обдорской православной миссии игумену Иринарху (в миру – Ивану Семеновичу Шемановскому), открылось «Хранилище коллекций по этнографии инородцев Тобольского Севера», сразу же ставшее его научным и культурным центром. В настоящее время в фондах МВК насчитывается более 43 тысяч единиц хранения этнографической, археологической, естественно-научной, исторической коллекций; уникальные фотографии по истории города и края; более 10 тысяч экземпляров книг, среди которых имеются редкие старопечатные издания; около 1000 наименований дел научного архива. Особого внимания заслуживает археологическая коллекция, которая насчитывает около 3500 ед.хр. Только в МВК хранятся коллекции, полученные в результате раскопок памятников с мерзлым культурным слоем, в котором сохраняются артефакты из органических материалов. Археологические памятники Археологические памятники входят в историю по-разному; их «жизнь» от момента обитания там людей в эпоху древности или средневековья до периода обретения научного имени в качестве археологического объекта полна взлетов и падений.

На территории автономного округа становится реальностью возможность поучаствовать в археологических экспедициях. Усть-Полуй является одним из узловых памятников истории Приобья в черте города Салехарда. Усть-Полуй пережил три взлета: I к до н.э., когда он был местом встреч, совершения церемоний, обмена информацией для достаточно большой округи; первая половина ХХ века, когда он был открыт в качестве памятника археологии; конец ХХ века – начало Х I века, когда вновь начались раскопки этого загадочного места, и его имя снова зазвучало. В фондах Музея антропологии и этнографии в Санкт-Петербурге на нескольких стеллажах – коллекции из усть-полуйских раскопов. Наблюдения за культурным слоем и состав находок позволили предположить ученым, что Усть-Полуй – это, прежде всего, святилище, жертвенное место. Были найдены 2 погребения женщин, умерших в возрасте 35-45 лет. Раскоп 2006 года позволил археологам обнаружить деревянные настилы со следами каких-то культовых действий, пересыпанные песком после их окончания, многочисленные находки великолепных костяных изделий, выкладки из костей таза и позвонков и др. Памятник имеет широкое признание как в России, так и за рубежом. Здесь плавили металл и хоронили воинов. Зеленый Яр (Приуральский район) Этот археологический памятник – могильник эпохи Средневековья, целый комплекс памятников с мумифицированными останками людей. Примерно 1500 лет назад на реке Полуй, в 40 км от ее впадения в Обь, на острове обитала группа людей, занятых плавкой бронзы и отливкой изделий из нее. Через 100-200 лет, как установили археологи, на острове появились новые люди, которые основали здесь кладбище, где хоронили своих мужчин и детей.

Главным делом в жизни погребенных мужчин была война – у половины фиксируются боевые ранения, рядом с некоторыми из них лежит оружие. Их связывали, помещали в деревянные гробы-саркофаги или берестяные короба. Погребальное сооружение перевязывали корнями или прутьями растений, иногда на него укладывали камень. Есть основания думать, что дети, похороненные на этом кладбище, были принесены в жертву погибшим воинам. Именно к этому периоду относятся найденные мумифицированные останки: мужчина 35-40 лет, девочка семи лет и три ребенка от года до двух. Златокипящая Мангазея (Тазовский район) Мангазея – русский город, располагался на реке Таз, являющейся частью Мангазейского морского хода.

В 1619 году плавания по этому ходу были запрещены Иваном Грозным, с целью преградить доступ западноевропейским компаниям к богатым пушниной районам Сибири. Мангазея возникла в 1601 году, как опорный пункт для продвижения русских вглубь Сибири. Она быстро приобрела торгово-промышленное значение, жители ее вели меновую торговлю с местным населением, сами занимались охотой, рыболовством, скотоводством, судоходством, ремеслами. В Мангазею приезжало много русских купцов, привозивших товары и вывозивших пушнину. Караваны судов со всей Руси подходили к его гостеприимным причалам. Случалось, завозили и иностранные товары. На гостином дворе были найдены чашки из китайского фарфора, амфоры с надписями на латинском языке, печати амстердамской торговой компании. Стремились сюда заморские купцы, да не могли попасть: вот и прибегали они к посредничеству россиян. Манили пришельцев местные сказочно богатые пушные промыслы. Отсюда ежегодно вывозились на Русь около полумиллиона соболей! Город Мангазея, который называли «златокипящей» царской вотчиной, приносил баснословные доходы царской казне от пушного промысла и торговли, хотя роль Мангазеи абсолютно неправильно ограничивать только пушным промыслом. Мангазея сыграла огромную роль в освоении сибирских территорий, прежде всего, севера Сибири, а также в развитии русского арктического мореплавания, потому что город стал центром большого административного района, Мангазейского уезда. В Златокипящей были воеводы, управлявшие всеми видами хозяйственной деятельности, выполнявшие многочисленные административные регламентации: сбор пошлины, таможенные сборы, выполнявшие судебные функции и т.д. Влияние Мангазеи простиралось до реки Лены, и отсюда отправились специальные экспедиции. Именно мангазейцы проложили речной ход в Енисей. Они шли вверх по реке Таз, по системе притоков Енисея, потом добирались до устья Енисея, где были богатые зверобойные промыслы морских животных, прежде всего, моржей, конечно, добывали и пушнину. В Енисей проходили также и морских путем, в обход Ямала, большими судами. Открытие и освоение Таймырских земель, Енисейского устья, реки Лены – все это заслуга мангазейских служилых и так называемых «гулящих» людей (землепроходцев). Они были разведчиками. Вслед им шли регулярные казачьи и стрелецкие соединения, административные власти. Роль этакого форпоста и играла Мангазея. Кроме того, Мангазея долгое время была и единственным морским портом Сибири, связанным с Северным и Ледовитым океаном, куда сходилось очень много разных путей. Речные пути сюда вели из Тобольска, через Верхотурье. Крупное экономическое значение Мангазея сохранила до 1640-х годов. С середины 17 века в связи с истреблением пушного зверя в этих местах и перенесением пушного промысла дальше на Восток Сибири значение Мангазеи, как торгово-промышленного и ремесленного центра, стало сходить на нет. Мангазея была оставлена населением, а ее гарнизон переведен на Енисей в Туруханское зимовье, на месте которого был заложен город Новая Мангазея (ныне г. Туруханск).

Страницы истории страны стали неотъемлемой частью истории Ямало-Ненецкого автономного округа. 501 и 503 стройки – суровое напоминание о сталинизме на Ямале. Паутина концлагерей ГУЛАГа не обошла стороной и Ямал, который стал опорной базой по распределению заключенных, находившихся в ведении Обского управления исправительно-трудовых лагерей, 501 и 503 Главных Управлений лагерей железнодорожного строительства.

Заключенные Обского ИТЛ с 1947 года вели строительство военно-морской базы на Ямале в районе пос. Мыс Каменный. В 1949 году в Салехарде базируется управление 501-й стройки, ведущей строительство железной дороги до Салехарда и, затем, от Салехарда до Надыма. Эту трассу намеревались протянуть до Чукотки и, повернув на юг, соединить с Транссибирской магистралью. Работы планировалось завершить в 1952 году. По сведениям последнего начальника 501 стройки А. Д. Жигина, работами было занято более 60 тыс. человек. Из них 80% были заключенные. На 1 января 1954 года из общей протяженности 1500 км было построено 800 км железной дороги. Общие затраты на строительство превысили 4 млн. рублей. Эта цифра в 24 раза превышала те средства, которые были вложены в промышленное и жилищное строительство Тюменской области за все годы четвертой пятилетки. Строительные работы были начаты весной 1949 года сразу по всей протяженности трассы от Салехарда до Игарки. Прокладывали только одну колею железнодорожного полотна, где предполагалось создать 28 станций через каждые 40-60 км пути и 106 разъездов через 9-14 км. За границей были заказаны два парома для переправы через Обь и Енисей. В 1951 году в Салехард приходит железная дорога. Это ветка северной магистрали Москва-Воркута. Прокладывали дорогу заключенные. Напоминания о былых годах до сих пор можно встретить в пригородных лесах и тундре. На окраине города было построено железнодорожное депо. Паровозы сначала шли до Лабытнанги, затем их перевозил через Обь железнодорожный паром. Зимой по льду реки устраивалась «ледянка» – железная дорога на специально намытой ледовой насыпи. После смерти Сталина 501 стройку закрыли, лагеря ликвидировали. В тундре было брошено 11 паровозов, десятки вагонов, тракторы. На трассе оставлено, по скромным подсчетам, более 60 тысяч тонн металла. Была эвакуирована лишь незначительная часть техники, пригодной к дальнейшему использованию, Паром, действовавший на Обской переправе, перевезли на Черное море в Керчь. По инициативе Министерства путей сообщения все подразделения строительства прекратили свое существование. Недостроенную дорогу списали. Лишь участок Чум-Лабытнанги, завершенный и принятый в эксплуатацию в 1955 году, остался действующим. 






Возврат к списку